?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В жизни моей подруги случилось ЧП практически московского масштаба. Дорожку, через которую с утра до вечера сновали в красносельский "Ашан" потребители, жильцы близлежащего дома отгородили железным забором. Теперь любителям ненормативной лексики можно насладиться разнообразными ругательствами от представителей обоих полов, разного возраста, социального достатка и профессий. Одни запугивают охранников Собяниным, которому как раз ограждения и всякого рода сносы всего, что не отлито в бюджетном граните очень по душе. Другие просто пытаются за счет матерного разнообразия помноженного на силу децибел проложить себе кратчайший путь через ненавистный забор.

Между заветной дорожкой и храмом турецкой торговли приютился самый настоящий храм. Мимо него, даже не повернув головы, до возникновения проклятого препятствия и сновали туда-сюда озабоченные покупками горожане. Отныне градус религиозности повысился в разы. Из последнего, услышанного подругой, какой-то мужик лет 50 в кепке на всю улицу орал на охранника: "Открывай, нах..., я в церковь!" Вот такую действительно непосильную дорогу к храму грудью и матом пытаются проложить себе люди очень похожие на завсегдатаев "Ашана".

Зато сами жильцы огражденного дома почувствовали себя "белой костью". Наблюдая за ними, легко на практике убедиться в той пропасти, которая разделила чиновников и обычных граждан. У "огражденцев" имеется ключ не только от калитки к метро, но и к отделенному от мира неудачников "Ашана". Гордо и надменно смотрят они на унтерменшей, пытающихся просочиться через решетку. Слабовольных жильцов те, кто в одночасье почувствовал себя столичной знатью, грубо одергивают: "Вы только никого чужого сюда не пускайте". Глаза преисполнены нескрываемым торжеством, гордая осанка появилась даже у почти всегда согбенных в очереди за талоночиком на УЗИ к госпоже-терапевту, а тем более к какой-нибудь даме из префектуры просителей-стариков. Теперь они тоже хозяева!

Оказывается так мало надо, чтобы крепостному почувствовать себя господином. Правда, переступив калитку своего околоашанского вип-тауна, все они моментально превратятся в тех самых безнадежно заискивающих или бессмысллено изрыгающих проклятья холопов. И будут на них с презрением и усталостью наблюдать находящиеся за непроницаемым забором реальные господа с их непроницаемыми лицами и жестокими нравами. Пока очередное совещание или селектор не займут их страшно важной деятельностью на благо страны и ее столицы.