?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сейчас будет довольно серьезный пост. На эти размышления меня натолкнул эфир с Ксенией Собчак у Александра Гордона. Как и все в телеканалах после монтажа, передача выглядела мозаичной сумбурной нарезкой. Но прозвучала там и одна очень дельная мысль - гламурное общество исключает радикализм. Добавлю от себя, что радикализм в привычном смысле слова.

А теперь немного порассуждаем. Цинично, в бизнес-логике. Что опаснее, например, для такой страны как США: массовые молодежные протесты времен Вьетнамской войны, многомиллионные походы афроамериканцев на Вашингтон, возможное осознание живущих в трейлерах и более 50 миллионов, получающих продовольственные карточки, кто они на самом деле и почему или борьба сексуальных меньшинств за свои права? Ответ, мне кажется, очевиден. Конечно, сделав ставку на самый безопасный с точки зрения сохранения системы и прежде всего исключения угрозы для тех, кому принадлежит основной доход, в ущерб остальным, получаешь некоторые издержки. Однако опять же поставим на чаши весов легализацию однополых браков и массовые беспорядки чернокожих американцев. С точки зрения бизнеса вывод о том, во что надо играть лежит на поверхности.

Толерантность - это идеология. Идеология атомизации общества, нейтрализации угрозы со стороны реальных массовых социальных групп. Ее подпирают два больших кирпича: мир гламура и массовая культура. Так создается система управления современным социумом.

Россия на каком-то этапе решила полностью перенять эту модель социального управления. Ведь даже пошлейшая передача Елены Малышевой - это всего лишь калька с аналогичной западной программы с теми же низкопробными темами вроде пукания при оргазме. Даже видные депутаты-"единоросски" Баталина и Лахова начинали с активной пропаганды самой проамериканской ювенальной юстиции. Сбой произошел на том этапе, когда Запад решил за счет многомиллиардных грантов обратить этот толерантный проект против российской власти. Шуму было много, толку - не очень. Отчасти и потому, что изначально смысл толерантного проекта состоит именно в нейтрализации революционных сил. Не случайно на Украине США сделали ставку уже на боевиков "Правого сектора", тогда как "гражданское общество" выступало лишь массовкой госпереворота.

Потеря идеологии тоерантности привела в России к острому кризису гламура, светскости, как ценностного ориентира-отвлекалки для масс. Пожалуй, только петросяновщина, малаховщина и разнообразные шоу сохраняют прежнюю форму идеологического контроля. Не случайно. что именно в этот момент власть решила обратиться к православию. Но чтобы заменить одно на другое необходимо выхолостить смысл православия, сделать из него шоу. Дело идет со скрипом. Церковь много просит, взамен может предложить мало.

К чему это я? К тому, что Запад придумал модель, которая при минимальных экономических издержках еще и самоокупаема (все эти Биберы, Тимберлейки, Уимфри и прочее). Наша же власть вынуждена тратить миллиарды на унылые проекты Росмолодежи и разнообразный нафталин, который в отличие от западной сладкой жвачки пробуждает действительно опасные для нее силы. Я раньше не понимала, зачем партхозактивный мэр Москвы играет в эти велодорожки, праздники варенья и прочую капковщину. Видимо, хотелось сделать, как у них. Результат все мы видим.

И последнее наблюдение. Определенной заменой идеологии толерантности в России стал культ путешествий: можем себе позволить Египет, Турцию, Чехию, Лондон и так далее. Ездили немногие, но они как бы создавали тот самый мир ложных возможностей, отвлечения от реальных проблем. Теперь, судя по всему, и эта дверца захлопнулась. Случайно ли, что два теракта произошли именно в ключевых турстранах.

Как-то всё один к одному, не странно ли?