?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Циничный и не отягощенный излишними моральными проблемами бизнесмен Рекс Фортескью за завтраком решил поразвлечься. Для этого он выбрал свой излюбленный объект – набожную свояченицу мисс Рэмсботтом, которая, казалось, никогда не выпускала из рук Библию.
«Ну, что, дорогая свояченица, как же пророчество св. Малахии о папах?», – «Во время последних гонений Святой Римской Церкви воссядет. Пётр Римлянин, который будет пасти овец среди множества терзаний; по свершении чего город семи холмов будет разрушен, и Судия страшный будет судить народ свой. Конец», ¬ напомнил он с явной издевкой откровения средневекового архиепископа: «Франциск из Аргентины – это и есть, как я понимаю, последний папа – Петр Римлянин».

«Ubi Petrus ibi Franciscus», – сухо напомнила мисс Рэмсботтом о Франциске Ассизском, в честь которого и выбрал свое имя нынешний понтифик. «Где Петр, там и Франциск?», – так это же Франциск около Петра, то есть святой у церкви, а не одно есть другое», – торжествующе ответил мистер Фортескью. «Где Пётр, там и церковь, а где церковь, там нет смерти, там жизнь вечная», – последовал ответ искушенной в библейских спорах женщины.

Свояченица и не думала отсиживаться в обороне: «Еще спроси, почему «черный папа» оказался белым? Этот кардинал – единственный иезуит на конклаве, а иезуиты носят черное одеяние, генерала своего ордена они называют «черным папой». «А гонения на церковь тебе незаметны, дорогой «брат»?» – насмешливо спросила свояченица.

Рекс Фортескью уже набирал в грудь больше воздуха, чтобы вставить в этот внутрирелигиозный диалог очередную уничижительную реплику. Мне пришлось его прервать: «А не кажется ли Вам, что есть нечто иезуитское в избрании на папский престол человека с одним работающим легким?» «Символ страдания нашей матери – святой Церкви», – быстро нашлась свояченица. «Традиционалисты и либералы не смогли выявить сильнейшего и выбрали нездорового папу в надежде, что он успеет покарать их противников», – парировал со своей «колокольни» бизнесмен.

«Как действенны методы иезуитов», – подумала в этот момент я. «Кстати, а что вы думаете про извечную борьбу масонов и иезуитов? Вам не кажется, что Иоанн Павел II не случайно открыто не любил последних? А папа Климент вообще запретил в свое время орден под давлением королевских дворов в Европы?» Да, что не говори, но про Ротшильдов и Рокфеллеров можно говорить вечно.