?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



В 1836 году его отец Кнуд Ибсен обанкротился, и жизнь богатой, хорошо поставленной семьи круто изменилась. Прежние друзья и знакомые мало по малу стали отдаляться, пошли сплетни, насмешки и всякого рода лишения. Людская жестокость отразилась очень тяжело на будущем драматурге. И так от природы необщительный и дикий, он теперь стал еще более искать уединения в ожесточился.

Вместе с современным разгромом науки и образования утратило свое значение советское (российское) литературоведение. Оно же не приносит прибавочный продукт. Тем не менее мысли этой науки об Ибсене думающему человеку небезынтересны.

Пер Гюнт — человек, не имеющий своей собст­венной, органической для него роли в жизни, поэтому он го­тов присвоить себе каждую. Он пестро-безличен, так как, по Ибсену, личность создается только связью с жизнью через ре­альное дело, только через деятельность, в которой участвуют мозг, кровь, мышцы человека.

Ибсен нашел в «Пер Гюнте» особый символ для челове­ка, потерявшего практическую связь с действительностью. Это человек-луковица, это размышле­ние Пер Гюнта в лесу, в пятом акте, когда он снимает с поднятой луковицы слой за слоем и все не может доискаться сердцевины: сердцевины нет, как нет ее в самом Пер Гюнте.

Единственное до конца трагическое явление в этом ве­ликом трагифарсе, посвященном буржуазному человеку,— Сольвейг, норвежская девушка с золотыми косами, с опу­щенными вниз глазами, с призывающей песнью. Сольвейг верит в человеческую духовную суть Пер Гюнта и мира, к которому принадлежит Пер Гюнт. Соль­вейг — обманутая народная душа. Годами она ждет Пер Гюн­та, и когда он вернулся, то достался ей жалкий, духовно из­ничтоженный. В заключительной сцене она поет над ним и укачивает его. Неведомо, кто покоится на ее коленях: луко­вица или существо, которое заснет, проснется и впервые то­гда обратится к настоящей жизни.