?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Ирина Рогачева может судить и дальше

Новосибирский областной суд в понедельник оправдал экс-судью Ирину Глебову, вернувшую родительские права наркоману, убившему впоследствии свою двухлетнюю дочь в Новосибирске. "Суд вынес постановление оправдать Глебову на основании отсутствия в деянии состава преступления и признать право на реабилитацию. Приговор может быть обжалован в течение десяти суток со дня оглашения", — сообщил судья Владимир Роганов. Оказывается, что обвинению не удалось доказать личной, косвенной материальной зависимости от вынесения судьей Глебовой решения.

По словам Роганова, расследование дела о восстановлении в отцовских правах Глотова было проведено тщательно, хотя и не учтено то, что диагноз "хроническая наркомания" снят не был. Судья Роганов сообщил, что отец-наркоман устроился на работу и создал условия для жизни дочери, навещал ребенка в детском доме. "Лишение родительских прав в РФ небезвозвратно. Решение Глебовой не предусматривало передачи двухлетней Евы Глотовой ее отцу, несмотря на восстановление его в правах", — сказал судья. Видимо, факт убийства девочки не нашел своего отражения в речи Роганова в силу его малозначительности для обстоятельств дела.

А его бывшая коллега Глебова после вынесения приговора отказалась общаться с журналистами, сказав только, что довольна решением суда. По данным СК РФ, в 2009 году страдавшая от наркозависимости мать ребенка скончалась, а отца — Евгения Глотова — лишили родительских прав. Девочку передали в специализированный дом ребенка, но Глотов подал иск о восстановлении его в родительских правах.

В 2011 году судья Глебова, по данным следствия, провела два заседания с многочисленными нарушениями. Заседания прошли без участия прокурора и без исследования его заключения о наличии оснований для восстановления Глотова в родительских правах. Также в суде не были исследованы заключения органа опеки и попечительства. Кроме того, судья не стала изучать имеющие значение для дела обстоятельства. По данным СК, судья вынесла заведомо неправосудное решение "в целях недопущения ухудшения показателей своей работы и для сокращения времени рассмотрения гражданского дела".

Видимо, после восстановления в правах отца-убийцы двухлетняя девочка должна была сообщить ему о том, что, несмотря на его восстановление в правах, жить она будет на улице. А суд без участия прокуроров и защитников прав ребенка – это норма. Интересно, что думает об этом Павел Астахов?