?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Набожная свояченица Рекса Фортескью мисс Рэмсботтом сегодня торжествовала. Оторвавшись от чтения Библии, она победоносно окинула взглядом собравшихся. "Ну, послушайте", - и в ее голосе было сегодня намного меньше привычной сухости, при этом пожилая женщина предваряла каждый фрагмент интервью своим "мини-диагнозом":

"Время - это деньги. Раздумья - удел неудачников". "В нашей программе запрещено писать руками, что-либо записывать на диктофон, потому что мы делаем ежедневную программу... Вы будете слать мне свои тексты, мне придется вдумываться, читать, исправлять, перепечатывать. Колоссальная трата времени".

"О человеческом сердце". "Наше огромное сердце сделано из строительной пены. Наши художники используют пищевую пленку, трубочки для коктейлей для обозначения кровеносных сосудов и нервных окончаний, светодиодные ленты, воздушные шары. Надувных штук у нас много, у нас одинаково выглядит депрессия и эрекция".

О миссии мессии. "Если тему невозможно представить наглядно, мы от нее отказываемся однозначно. Наша цель — максимальная простота и наглядность. Чтобы каждый дурак не понЯл, а пОнял".

"О пастве". "У нас в зале никакой неоднозначной реакции не бывает никогда! Неоднозначная реакция бывает только у журналистов, у вас она почему-то есть".

О морали. "Если нас спрашивают про половой член, мы будем говорить про половой член и не будем называть его нефритовым стержнем. Для нас это обыкновенный орган человеческого организма".

Об идолах. "Наш главный зритель — это Константин Эрнст. Когда на моем телефоне высвечивается «Константин Эрнст», я встаю, потому что это человек, которому я безоговорочно верю, и его критика всегда справедлива, конструктивна и никогда не обидна".

О законе и благодати. "Разница между нами и вами. Мы все привиты, у нас это закон. Кто не хочет, может уходить из программы".

О любви к детям и их воспитании. "Он получил образование в другой стране. Он говорит на многие темы, которые мне даже в голову не приходят. Я одно могу сказать: если бы он не был моим сыном, я бы платила ему раза в три больше".

"О секретах своей натуры". "Внутреннее устройство моего организма, еще раз вам говорю. Это определено генетикой. Вот мы с Женей Логиновой очень похожи в этом. Вы уже поняли, наверное, по ожесточенному выражению ее лица, что работать с ней непросто, но лучше нее шеф-редактора нет".

"О вечном и душе". "Оптимальный отдых ... Когда я пошло валяюсь дома — ем и смотрю телевизор. Все подряд, что там показывают. Дни отдыха у меня бывают крайне редко, но, когда они бывают, это абсолютно отупевшее проведение времени".

"О смысле жизни". "Если бы я записывала, потом слушала, потом писала, потом переписывала… Поэтому я могу сказать: вас-то в жизни большие достижения не ждут, вы уже опоздали. Вы в три раза длиннее делаете то, что можно сделать в шесть раз короче".

"Это же катехизис ведьмы", - выпалила как из пулемета кухарка Глэдис. Мисс Рэмсботтом с видимым удовлетворением открыла Библию: «И повел меня в духе в пустыню, и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в Своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее; и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным». Все молча смотрели на фото героини интервью, почему-то никому не хотелось вступать в спор. "Это так странно", - подумала я.